Новость

Что мешает коммерциализации вузовских научных разработок
Минобразования потребовало от вузов быть не просто «храмами науки», но и бизнес-центрами, где встречаются наука и предпринимательство. Как это происходит сейчас, рассказал Андрей Шишолин, директор по международным связям научного парка «Киевская политехника», действующего при Национальном университете «Киевский политехнический институт».
 
В каких направлениях коммерческая научная деятельность университета и научного парка различаются?
 
Наша работа имеет три ключевых направления. Первое — выведение на рынок решений, изобретений и технологий, созданных университетскими учеными. Второе — взаимодействие с Госинформнауки по выполнению научных работ в рамках госзаказа. Здесь фактически мы конкурируем с университетом, ведь обе организации могут принять участие в тендере на выполнение госзаказа. Поскольку университет является нашим основателем, было решено сделать разделение. Научный парк занимается заказами, требующими операций с крупными суммами, а также привлечения специалистов из других научно-исследовательских центров, в том числе зарубежных, — наш статус в отличие от университетского позволяет это делать. В свою очередь, фундаментальные научные исследования, а также стандартные заказы без тендерных процедур берет на себя университет. Наконец, третье направление нашей работы — «наука на заказ», когда компания или предприятие обращаются в научный парк за решением конкретной технологической проблемы, с которой они столкнулись. Наиболее активны два последних направления. Но на практике они реализуются исключительно в привязке к первому. Ведь какими бы ни были запросы заказчиков, в данный момент мы не можем удовлетворять их без привязки к существующим наработкам ученых. А они, к сожалению, не всегда отвечают вызовам рынка. Дело в том, что наши университетские ученые выбирают тематику, руководствуясь в основном личными интересами и предпочтениями, а не потребностями рынка. Практика показывает, что более 50% готовых решений и технических ноу-хау, наработанных в вузах, нежизнеспособны. Это происходит из-за того, что часть работ производится на морально устаревшем оборудовании, а методики, которые с его помощью отрабатываются, не всегда актуальны.
 
Как же тогда вуз или научный парк могут привлечь инвесторов?
 
В нашей стране в науку в чистом виде, в разработку новых уникальных продуктов не готово инвестировать ни государство, ни отечественные предприятия. Даже промышленные гиганты, оптимизирующие и модернизирующие свое производство, идут самым простым путем, покупая готовые «коробочные» решения. Чтобы разрабатывать их, нужны большие финансовые ресурсы, а мы пока ими не обладаем. Однако ряд предприятий не может работать на «коробочных» продуктах, им требуются индивидуальные, локальные высокотехнологичные решения. Тут и включаемся мы.
 
Можете привести примеры успешных проектов?
 
Могу только сказать, что мы тесно сотрудничаем с предприятиями химической и металлургической отраслей. Называть конкретные проекты мы не можем. Заказчики не хотят показывать рынку свои технические проблемы, чтобы конкуренты узнали, где у них слабое место. Поэтому, как правило, мы подписываем соглашение о неразглашении. Это осложняет нам поиск клиентов и партнеров, поскольку мы не можем презентовать им наши истории успеха.
 
Действительно ли зарубежные инвестиционные фонды и конечные компании заинтересованы в украинских технологиях?
 
Да. Но они не хотят инвестировать в них в Украине, а, как правило, выдвигают условие, чтобы автор идеи приехал в ту или иную страну и руководил внедрением своей разработки на месте. По сути, это утечка мозгов, способствовать которой государственному вузу и научному парку неэтично. Впрочем, без личного присутствия автора запатентованная технология в 90% случаев работать не будет. Наши научные работники боятся быть обманутыми, поэтому, оформляя патент, в котором должна содержаться полная информация об изобретении, они оставляют «при себе» несколько производственных секретов в качестве страховки на случай невыгодного сотрудничества. Украинский ученый вообще склонен оценивать свое открытие, условно говоря, в $1 млн., хотя его рыночная стоимость составляет $100 тыс. Причем и этой суммы он не получит, ведь ему, как автору, причитаются лишь роялти. Законы Украины «О трансфере технологий» и «О науке и научной деятельности» гласят: если для создания технологии были использованы мощности и средства университета, основным правообладателем выступает именно он. А автору-ученому полагаются роялти, размер которых определяется в соответствии с коллективным договором между учеными и вузом. Если же технологию ученый придумал, работая дома по ночам, то тут уже от его договоренности с заказчиком зависит, что он получит за свою разработку — разовый платеж, роялти с единицы произведенной продукции или процент с оборота. Но наши разработчики хотят всю сумму и сразу. Из-за этого 99% новых технологий в нашей стране погибают.


02-12-2013 13:05:25